Полтавський обласний благодійний фонд
  • (0532) 518 340
  • info@publichealth.org.ua
  • вул. Половка 66-Б, офіс 402,
    36034, м. Полтава
  • Пн-Пт, 9:00-17:00

АР БРЮТ или Искусство аутсайдеров

В современном обществе произведением искусства принято считать то, что выставлено в музеях и галереях, оценено различными критиками как достойное, и, впоследствии, продано на аукционе. Сегодня намного важнее создать продаваемый бренд, чем сотворить произведение искусства. Для того, чтобы картины молодого, никому неизвестного художника покупались, используют различные технологии, одна из которых – псевдопокупка собственных картин самим художником, либо его агентом за внушительные деньги, чтобы в дальнейшем на товар (а иначе я это не назову) можно было повышать цену и, соответственно, спрос. Ведь если какую-то никчемную мазню покупают за тысячи, а то и миллионы долларов – значит, это достойно внимания. Стадный инстинкт пока еще никто не отменял. Полагаю, именно ему следовал мексиканский финансист Дэвид Мартинес, приобретая за 140 млн. долларов картину Джексона Поллока. Я далек от мысли, что им двигала жажда эстетического наслаждения, которое он испытывал бы, глядя на это полотно, висевшее, допустим, в гостиной над камином.

Картина Д. Поллока «Номер 5» считается самой дорогой в мире. Художник нарисовал ее в 1948 году, просто разливая масляную краску по фибролиту размером 240х120 см.

Нет, не подумайте, что я считаю Поллока бездарью, как раз наоборот! Он очень мудрый и талантливый художник, это видно по его ранним работам, которые, правда, никому не были интересны. Но стоило проявить смекалку и начать просто разбрызгивать краски по холсту – как им тут же заинтересовались ценители искусства и, впоследствии, он стал культовым идеологом абстрактного экспрессионизма. Да вот только искусство ли это, или же просто умение подать и продать себя? Вопрос вечный и ответ на него знает только Поллок. И еще десятки официально признанных художников современности.

А в этой статье мы поговорим как раз о художниках непризнанных. Но от этого не менее талантливых. Эти люди были (а многие до сих пор остаются) никому неизвестными и, за небольшим исключением, ни одна из их картин или скульптур не была продана. Важнее другое – ценность этих работ не в количестве денежных знаков, за них заплаченных, а в стремлении творить бескорыстно, иногда даже не надеясь, что конечный результат кто-то увидит, творить потому, что не можешь молчать. Французы называют это l'art pour l'art – искусство ради искусства.

Есть целое направление, которое называется art brut. Этот термин придумал художник Жан Дюбюффе, для описания собранной им коллекции картин, рисунков и скульптур, созданных непрофессиональными мастерами, которые как с общественной, так и с психической точки зрения являются маргиналами (душевнобольные, инвалидызаключенные, чудаки). Эти ребята не считались с условностями, правилами, канонами и техниками – они просто делали то, что им нравилось и что выходило из глубин их воспаленного сознания. Хорошо, что нашлись люди, которые смогли оценить по достоинству произведения этих бедолаг и стали коллекционировать их работы.

Вот что писал вышеупомянутый первооткрыватель Ар брюта Ж. Дюбюффе: «Мы понимаем под этим термином работы, выполненные людьми, уцелевшими от художественной культуры, в которых, в отличии от интеллигенции, очень мало или вовсе нет чувства подражания или имитации, в силу чего их авторы всё (темы, выбор материала, средства выражения и передачи, манеру письма) берут из собственных внутренних резервов, а не из штампов классического или модного искусства».

Имена самых известных представителей течения Ар брют вряд ли о чем-то скажут даже самому искушенному ценителю искусства: Адольф Вёльфли, Огюстен Лесаж, Фердинанд Шеваль и другие. Но это и не важно, ведь за них говорят сами произведения. К примеру, идеальный дворец почтальона Шеваля, который официально признан французским правительством как исторический и культурный памятник. Никому неизвестный сельский почтальон на протяжении 33-х лет в свободное от работы время, не имея никакого специального образования, при помощи подручных инструментов строил из камней, которые находил на просёлочных дорогах дворец своей мечты. Сегодня полюбоваться на это поистине уникальное архитектурное сооружение приезжают туристы со всего мира.

Идеальный дворец почтальона Шеваля — предтеча Ар брют, памятник наивной архитекту-ры. Над входом начертано: «Пусть теперь за работу принимается более упорный, чем я».

А чего стоит творческое наследие уборщика в католической больнице Чикаго Генри Даргера! Человек, который в 16-летнем возрасте после смерти родителей был признан слабоумным, впоследствии написал более 30 000 страниц машинописного текста и создал несколько сотен рисунков, которые после его смерти продаются за десятки тысяч долларов. Все это было найдено совершенно случайно в квартире Даргера, в которой он прожил затворником около 50 лет, не имея ни родственников, ни друзей. Человек творил, без какой-либо надежды на то, что его произведения кто-то увидит или прочтёт, творил исключительно для себя.

Еще хотелось бы упомянуть российского глухонемого художника Александра Лобанова. Большую часть своей жизни он провел в психиатрической лечебнице Ярославской области, где под руководством врача-психотерапевта начал рисовать. Он создал более тысячи рисунков, некоторые из которых можно увидеть в художественных музеях России, Франции, Германии. Думал ли Александр Павлович об этом, когда создавал свои работы? Сомневаюсь. Ему просто было хорошо жить в своих иллюзиях, где он и охотник, и революционный герой, и даже Сталин. На сегодняшний день имя художника известно ценителям жанра во всем мире, в Европе регулярно проходят выставки его работ, про него снимаются биографические фильмы.

А. П. Лобанов (1924–2003) начал рисовать в 60-е годы ХХ века в психиатрической больнице«Афонино» (Ярославская область России) под руководством психиатра Владимира Вячеславо-вича Гаврилова, внедрявшего в лечебнице арт-терапию. По мнению В. В. Гаврилова, рисункиЛобанова «убедительно демонстрируют не столько „болезненность“, сколько детскостьдуши». В 1997 году работы Лобанова приобрели международную известность. Охотничья темарисунков Лобанова связана с потрясшим его на охоте несчастным случаем. В психиатрическойбольнице находился с 1947-го по 2003-й год.

И таких примеров достаточно. Достаточно для того, чтобы поверить в то, что настоящее искусство все еще существует. Даже не существует, а живет. И будет жить вечно.

Колосов Дмитрий

Cтатті, інтерв'ю, публіцистика